Городской информационный портал KRASNOUFIMSK.RU
Мячев Василий Иванович: Связь для артобстрела врага. Есть связь!
Array

 

 

 

 
 

Городские новости. Красноуфимск

Василий Иванович родился 5 декабря 1919 года в селе Нижне-Иргинском Красноуфимского уезда. 

В 1939 году был призван на службу в ряды РККА и служил на Дальнем Востоке в составе 19-го артиллерийского полка 26-ой стрелковой дивизии, дислоцировавшейся в Дальнереченске Приморского Края в двухстах километрах от побережья Японского моря. Война еще не началась, хоть тучи уже и сгущались. Молодые солдаты несли службу и весело травили байки, все чаще вокруг кухни. Василий Иванович с блеском в глазах рассказывает, как один раз был назначен дежурным по пищеблоку. Как из-под земли на кухне появляется командир полка узнать, что же варится на кухне.

Ему докладывает молодой солдат. От неожиданного появления командира, повар растерялся, не может выговорить в ответ на вопрос: «Что варится в котле?» и повторяет, как заколдованный: «Варится, варится, варится, варится,….». Так и не вспомнив, что же варится, и, получив от командира два наряда вне очереди, заканчивает свою горемычную фразу: «Сварилось, *** твою мать!». Солдаты, что были на кухне, легли от хохота. Увлекшись воспоминаниями, Василий Иванович вспоминает другой случай, связанный с харчами: «На полевой кухне сварился на все подразделение суп. Хороший, знатный: запах пленит и гарантирует ожидания. Однако, для того, чтобы дать команду на обед, нужно прежде, пусть и формально, снять пробу готовности. И вот ответственный за это солдат, залихватски победно держа в руке поварешку, лихо заскакивает на подножку, к которой был прикреплен полевой котел. Впопыхах он не удерживается скользкой от жира подножке и навзничь опрокидывает кухонный котел с супом. Долгожданный суп до капли выливается на землю. И смех и грех. Вот здесь уже голодным солдатам было не столько до смеха. Горе-солдату еще долго припоминали этот случай. Солдатам же пришлось обойтись резервным сухим пайком».

Начало войны дивизия встретила в своем Дальнереченске. После того, как наши доблестные разведчики, возглавляемые Р. Зорге, доложили, что Япония до часа Х не будет разворачивать военные действия против СССР, Главнокомандующим было принято решение о передислокации 26-ой стрелковой дивизии с Дальнего Востока на Калининский фронт. C 1 сентября 41-го дивизия одной из первых переброшена с Дальнего Востока и окончательно прибыла в Ярославль к концу сентября. Передислоцировались не все в раз, а частями. Василий Иванович помнит, что его дорога заняла 12 суток, а всей дивизии - до месяца. Подразделения не имели возможности переместиться одним составом и подтягивались к друг другу по пути следования. Когда первые подразделения прибыли на Калининский фронт, последние были еще на Дальнем Востоке. Под Новгородом 19-ый артиллерийский полк Василия в ту же дату прибытия 18 сентября 1941 года выступила маршем на Валдай, а там уже 24 сентября они вступили в бой на передовую в районе Лужно—Красея. Моторизованная пехотная дивизия немцев, включающая танковые соединения, была вооружена до зубов. И это была знаменитая элитная дивизия СС «Мёртвая голова», входившая в немецкую группу армий «Север». Немецкая дивизия, после сравнительно легкой и успешной Западной кампании 40-го года, прибыла из Франции. Несмотря на явное преимущество немцев, наши войска бесстрашно их атаковали, чем вызывали уважение, а порой и недоумение от бессмысленности жертв. У 19-го полка на вооружении были лишь 65-ти миллиметровые пушки и винтовки. В этих тяжелых боях 26-ая дивизия потеряла около трети своего боевого состава. Василий Иванович был связистом и обеспечивал связь пехоты с артиллерийским подразделением для передачи наводок артобстрела. Сутками тянул проводную связь, разматывая новые катушки и соединяя оборванные куски провода. Из-за бомбежек провода обрывались постоянно. Сколько раз Василию и его товарищам приходилось восстанавливать связь – не сосчитать. Сначала в грязи и распутице, а позже в снегу и на морозе. В начале декабря 41-го, во время сдерживания наступления немцев на Бологое, Василий Иванович был впервые ранен. Дело было так. В землянке, где тогда находился Василий Иванович, расположилось отделение связи из пятерых человек, устроились кто-где. Кто прикорнул между заданиями: перевести дух и набраться сил. Вдруг тра-та-та!!! По землянке ударило несколько непрекращающихся автоматных очередей! Это немец неожиданно подошел, обнаружил их землянку и накрыл их шквальным огнем. Спрятаться было негде. Пули проходили сквозь бревна и землю. Кругом летели пули, осколки, щепа и пыль. Василий Иванович получил ранения из семи пуль. Ранения преимущество пришлись в ноги. Несколько пуль, что прошлись в грудь, чудом не задели сердце. Несмотря на множественность ранений, кости и жизненно важные органы задеты не были и пострадали только мягкие ткани и несколько ребер. Из пятерых связистов, что были в землянке, выжил только Василий Иванович и еще один боец с нетяжелым ранением в живот. Остальные товарищи погибли от пуль и осколков гранат, которыми немцы закончили этот ад обстрела.

На излечение попал в полевой госпиталь неподалеку в Крестцы, где провел 3 месяца. Из госпиталя был выписан в начале марта 1942 года и вернулся на фронт в свой родной 19-ый артиллерийский полк. 26-ая дивизия в это время развивала успех Демянской наступательной операции - окружила основные силы 2-го армейского корпуса 16-й немецкой армии группы армий «Север». 20 марта 1942 года часть 26-ой дивизии вывели на отдых. 25 марта 1942 года 19-ый полк выдвинули на восточный берег реки Ловати, где велись бои за так называемый Рамушевский коридор. Немцы воспользовались этой ситуацией и в апреле 42-го окружение было прорвано - немецкие войска удержали Демянск.

С декабря 1941 года на Западном фронте были развернуты одновременно три крупномасштабные контрнаступательные операции войск: Денянская, Торопецко-Холмская и Ржевско-Вяземская. Их целью был разгром группы армий «Центр» Фюрера. Во время этих операций шла передислокация сил советских подразделений относительно складывающейся обстановки. В начале мая 42-го 26-ая дивизия была награждена знаменем и грамотой Президиума Верховного Совета как лучшая дивизия Северо-Западного фронта. В это же время 19-тый полк Василия был переброшен под Ржев. Там Василий Иванович уже командовал отделением связистов. В июле 42го пришел приказ собрать разведывательные данные о противнике с целью дальнейшего артиллерийского удара. Отделение вышло в артиллерийскую разведку и стало пробираться к позициям немцев для уточнения их координат. В воздухе неожиданно появились немецкие штурмовики, которые мгновенно обнаружили группу разведчиков и открыли по ним пулеметный огонь. Немецкие сухопутные части начали по наводке штурмовиков минометный огонь. Василий Иванович увидел убежище и скомандовал солдатам отделения бежать к нему. На пути к укрытию, рядом с ним разорвалась мина, ставшая причиной тяжелого осколочного ранения руки. Василия Ивановича солдаты доставили в полевой госпиталь. Оттуда, ввиду невозможности оказать полноценную помощь, Василий Иванович был эвакуирован в стационарный госпиталь Ярославля. Далее лечение продолжилось в Казахстане, в Семипалатинске. Василий Иванович был выписан только спустя полгода в феврале 43-го. Медкомиссия составила заключение о негодности к воинской службе. Василий Иванович был комиссован. 

К концу войны, точнее 01.04.1945 года, 26-ая стрелковая дивизия вошла в состав 90-го стрелкового корпуса 43-ей армии 3-го Белорусского фронт и начиная с 6 апреля участвовала в освобождении Кёнигсберга. 9 мая 1945 года товарищи Василия Ивановича встретили в Нойштадте. 

После второго ранения Василий Иванович получил Орден Отечественной войны первой степени, а также награжден медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.». После возвращения с фронта он работал в колхозе Октябрьского района Пермской области. В 1975 году вернулся жить в Красноуфимск, где когда-то и родился. Там до пенсии он и проработал завхозом на Быткомбинате. За доблестный труд награжден медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения Ленина».

Во время пожара весь архив фотографий, включая военные, был уничтожен огнем. Осталась только память. Она еще жива…

Станислав Плотников

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить